image альпинистскаЯ учебноспортивнаЯ база
invers горыи маршруты
наша база
новости
горы и маршруты
фотогалереЯ
услуги  и цены
адрес
форум
карта сайта

уллутау << люди и горы  
 

АЛЬПИНИЗМ СЕГОДНЯ

Кавказ. Уллу-Тау 2005 г.

Ну как же тебе рассказать, что такое гора?
Гора - это небо, покрытое камнем и снегом
А в небе мороз неземной, неземная жара
И ветер такой, что нигде кроме неба и не был
Гора - это прежде всего, понимаешь, друзья
С которыми вместе по трудной дороге шагаешь
Гора - это мудрая лекция, вечность и яЕ
Гора - это думы мои, о тебе, дорогая
Вот так и ложится на сердце гора за горой,
Их радость и тяжесть повенчанные высотою
Мы снова уходим, хоть нам и не сладко порой
Уж лучше тяжелое сердце чем, сердце пустое
Ю.Визбор

Таксист покосился на мой рюкзак и спросил: "Что, по горам лазаете?" Потом устроился поудобнее и сказал: "Ну вот ответь мне на вопрос: ради чего люди спускаются под землю, забираются на вершины, что вы там нашли такого? Я понимаю еще, если там клад зарыт, а просто так - зачем?" Люди, никогда не бывавшие в горах на полном серьезе задают вопросы такого рода: "Ребят, а сколько вам платят, чтобы вы туда залезли?", "А на хрена вам все это надо?" Про горы и альпинизм написаны сотни песен, бессчетное количество книг, но все равно, вновь и вновь возникает вопрос: зачем идете в горы вы? И нет единого ответа на этот вопрос. У каждого он свой.

Перед отъездом в АУСБ Уллу-Тау на сайте альпклуба "Странник" я прочитал статью В.Е. Дульнева "Альпинизм вчера, сегодня, завтра". После прочтения у меня сложилось мнение, что альпинизм сегодня - это деньги. Конечно, интересы современного тренера и директора клуба отличаются от интересов участников, конечно, деньги в нашей жизни занимают не последнее место, но сводить этот интересный и богатый мир гор и восхождений только лишь к презренному металлу было бы все равно что кастрировать племенного жеребца. А потому мне захотелось ответить рассказом "альпинизм сегодня" и попробовать раскрыть это явление с точки зрения участника, сдающего на второй разряд.

Да, альплагерь начинается с бухгалтерии, он ей не заканчивается. Альплагерь - как большой муравейник или как маленькая жизнь. Кто-то устроился в домиках, кто-то в палатках, но в целом, это сборище тех, кто предпочитает активный отдых - матрасному, экстремальные виды спорта - олимпийским, снег и лед - жаре и плавленому асфальту. Ну и конечно - это компания таких же как ты, собранная в одном месте в один час. Сразу хочу сказать, что нельзя путать альпинизм с бизнесом, извлекаемым из горовосхождений. В чем-то эти явления пересекаются (ну куда же деваться без снаряги?), но ни в коем случае нельзя между ними ставить знак равенства. Ведь нельзя же назвать альпинистами продавцов хичинов или шерстяных носков? Нет. Альпинизм сегодня - это горы и люди. Вот о них и будет мой рассказ.

***
Сезон в горах начинается с "открывашки" - первой горы на которую поднимаются, главным образом для акклиматизации, тренировки, проверки силЕВот тут и проверяется, кто как подготовился к сезону. Пьющие и курящие сразу получают расплату. Первый подъем на "Райские ночевки" всем дается непросто. "Лифт" не работает, а потому приходится сжав зубы и тяжело дыша тащить рюкзак наверх. Мы идем на 1Б - гору под названием Тютю, вершина первая западная. По сложности это одна из самых легких гор, но по подходу и высоте (где-то 4 200 м.) для первой горы в сезоне очень даже прилично. На подходе к горе мы переходим бурлящую реку Кулумкол, проходим по усыпанной шишками тропе сквозь сосновый лес, поднимаемся вдоль прозрачных ручьев по мягкой траве и упиваемся ароматом горных цветов. Город потихоньку уходит, забывается. Мозги начинают работать по-другому, мысли переходят от проблем на работе и дома к совершенно банальным вещам - как не сбить дыхание, далеко ли еще до стоянок, как красиво вокруг, нужно ли еще намазаться кремом от солнца и т.д. На подходе к стоянке нас встречают местные обитатели - горные козлы, или, по-местному, туры.


Райские ночевки

Место называется Райские ночевки. То ли от того завораживающего вида, который простирается вокруг нас, то ли от того, что, когда сюда добираешься и сбрасываешь рюкзак, появляется истинно "райское" ощущение. Мы осматриваем в Колин биноколь окружающие горы. Снежные вершины слепят глаза. Ледопады, трещины, скалы, лавинные сбросы при увеличении кажутся нереальными. Безусловно, природа, красота гор - это прекрасная сторона альпинизма. В первую очередь альпинизм - это горы.

***

Мы - Ток-44! Для нас начинается новая страница в альпинистской жизни. Теперь мы уходим на восхождение с огромным, больше кило весом, кожаным футляром в котором лежит "ласточка" или хуже того "кактус" - советские радиостанции, которые принимают преимущественно с вершин. Горы - дело серьезное, поэтому, как говорил сосед-Серега, "будьте любезны" в назначенное время доложиться, где находитесь. А Поливко шутит: "Ищите, ищите, наш голос в кефиреЕ"


Спуск с вершины

Мы идем на Кой-Авган, наша первая 3А в сезоне. Ребята увешаны железом, как говорит Виталик, "по самые помидоры": карабины, закладки, оттяжки, петли и прочая альпинистская снедь, которая в прошлом году нам была нужна лишь теоретически. Игры кончились. Началась работа. В 4 утра выходим с фонарями под начало нашего кулуара. Погода - теплынь. Хреново, значит снег "кислый", будет проваливаться. "Ну, с богом". И понеслась. Кулуар, перемычка, гребень, жандармы, перила, самостраховка, снег, ступени, крем от солнца, скалы, крюк, снег, карнизы, скалы, вершина. Записка на этикетке из-под кильки с нацарапанным "Москва-З А", перекус, каркаде и далее - дюльфер, скалы, живые камни, сыпуха, ледник! А дальше - вниз с перевала на пятой точке (Виталик ради такого удовольствия у детей ледянку одолжил), с гиканьем за двадцать минут спустились до ночевок. Собрались и - вниз, вниз, успеть до контрольного времени сообщить, что все в порядке, "поливки" спустились с боевого задания. Ох, это сладкое слово "вниз". "А в лагере ужин, макароны", душ, а потом - пиво с хичинами, общениеЕ Как сказал наш "батя" (так его ласково называет Витюша), "альпинизм - это дружба, это чувство локтя, это когда утром не стыдно посмотреть в глаза товарищу"
"Спуск с вершины"

Кто-то сказал, что больше всего ценит роскошь человеческого общения. Такое общение ты получаешь в горах, между восхождениями. Там собираются люди, объединенные какой-то неведомой силой, единым духом. Альпинизм - это еще и общение.


Золотой песок Уллу-Тау

Горная тропа сталкивает судьбы людей. Спускаясь с акклиматизационного восхождения на Тютю-Баши под перевалом мы повстречали группу нальчиковских альпинистов. По неписанным законам горовосходителей, если ты видишь спускающихся с горы людей, ты должен напоить их. Точнее, ты ничего никому не должен, но тебе просто приятно сделать людям приятное, ты понимаешь как хочется пить и какой кайф испытывает уставший и обезвоженный человек от кружки горячего чая. Просто есть такое правило альпинистского братства. Ребята уже ждали нас с горячим киселем, и не было ничего вкуснее этого напитка.. На горе сразу видно, что ты за человек, в экстремальных условиях проявляются все лучшие и худшие качества человека и тем более приятно встретить родственные души, которые мыслят как ты, поступают как ты. За короткий срок между восхождениями можно сдружиться с людьми так, как это невозможно сделать внизу. Как сказал Димка из Нальчика, "мы виделись, может быть, часов 18, но с тех пор перезваниваемся уже много лет, просто так, узнать как друг у друга дела". Альпинистское братство объединяет единомыслящих, тех, кто после разговора за кружкой "чай-чая" становится близким на всю жизнь. Я не знаю другого места, где можно встретить "своих", таких как ты. И это альпинизм.

Ну и конечно, за разговором возникает вопрос: "Ребята, скажите, а как так получилось, что вы выбрали альпинизм?" Володька из все той же нальчиковской команды, легендарная личность, отличившаяся прежде всего тем, что прошел двухдневный траверс горы Тютю в одних трусах, сказал так: "Сколько я не задаю людям этот вопрос - никогда не получаю на него ответ. Нет ответа. Есть только ощущение, что это какая-то невидимая сила выбирает определенных людей и притягивает их к себе. Получается, не мы выбираем альпинизм, а он нас? Попробуйте объяснить людям, никогда не видевшим горы, что можно два часа стоять на вершине, продуваемый всеми ветрами, и морозами и смотреть на закат, на облака, которые укутывают словно пуховым одеялом лежащие под тобой горы. Нам самим трудно понять, какая такая неведомая сила заставляет нас снова и снова собирать рюкзак и "корячиться" в гору.

А какие люди встречаются в лагереЕздесь весь бывший Союз. Приезжает народ из Белоруссии, Украины, кто-то даже умудрился с Камчатки добраться. Вспоминаются горные туристы из Ярославского клуба Ирбис, таскающие с собой помимо всего прочего стометровые веревки, Игорек из Херсона со своей любимой присказкой "Поцелуй меня в живот, ниже, ниже, ниже - вот!, Валерка из Минска, шустрая Маринка, которую никто никогда "не догонит"Е Да всех и не перечислить. Из Уллу-Тау привозим новые знакомства новые анекдоты, тосты. "Ничто так не укорачивает жизнь, как ожидание второй рюмки" или любимый тост Кима "Будем жить!". У спасателей свои тосты: "Чтобы у нас не было работы". И мы теперь понимаем, почему это так.

***

В горах может случиться всякое. Кто-то сказал, что альпинизм - это искусство избежать риска в экстремальных условиях. Другими словами - обезопасить себя по максимуму в опасной ситуации. Если футбол - самый травмоопасный спорт, то альпинизм лидирует по смертности. Другой вопрос - является альпинизм видом спорта или нет. Думаю, что спорт тут присутствует, но само явление намного шире, нежели просто спорт.

Впервые в жизни сталкиваемся с "электротравмой" (раньше и не знал, что есть такая!). После нас на Кой-Авган идет группа Вадима Гапотченко (ГАПа). Погода шепчет: "Займи, но выпей", но ребята выходят с утра на маршрут, обманутые разрывом в облаках. Снежная крупа сечет лицо, обледенелые скалы, на вершине начинается гроза и боковым разрядом бьет руководителя. Потеря сознания, выбитые зубы, перелом грудной клетки при падении, спуск на автопилоте. Все это будет известно потом, а пока мы в лагере имеем лишь скудную информацию, что "у Гапа что-то случилось". Ребята сработали здорово, как сказал потом Макс, спасибо тренировкам-ПСРам, делали все автоматом, Маринка, Оля, Славик, Вовка по очереди дюльферяли, выдавали, принимали, да и повезло, что Вадим был в сознании и все делал сам. А тем временем в лагере началось движение. Школа инструкторов (привет Мишке из Волгограда, Андрюхе из Астрахани, Женьке из Перми и всем-всем, кто там был) собирается и полным составом выходит на "спасы". Мы ждем, не зная кого, чего и что. На этот раз обошлось. Акья не понадобилась. Пострадавший самостоятельно добрался до лагеря, залихватски выпил сто коньяку и лег спать. 17 июля стало его вторым днем рождения.

Судьба, что молния ударила рядом, судьба, что успели уйти с вершины, одним словом судьба. В горах часто повторяешь это слово, ибо все идут в горы проверять свою судьбу, и как кому на роду написано, так оно и будет. Кто-то может тридцать лет ходить в горы, а умереть от того, что ему на работе не дали опохмелитьсяЕ.

***


Глаз богини

Ушба

Нет, альпинизм - это не спорт. Это если хотите - религия. Горы - боги, которые проверяют тебя, испытывают, преподносят уроки, люди - родственные души, пришедшие в этот край испытать себя, разделить радость победы со стоящим рядом с тобой. Когда группа спускается с маршрута и входит в лагерь - это непередаваемое чувство победы: над собой, над маршрутом, над погодойЕ Словно вернулся с войны.


Куинджи

Здесь нет такого как на Алтае почитания и поклонения горам. Но нигде как в этот раз я не видел столько горных ликов. Ухмыляющийся черт сидел, подбоченясь, на Кой-Авгане и злорадствовал нашему спуску, глаз богини - бесподобное моренное озеро у подножья Лацги, жандармы, скалы, ледники в виде человеческих и животныхЕ Полет человеческой фантазии неограничен, скажут одни; глюки от горняжки, скажут другие; мистика и загадка гор и горных духов, скажу я. Именно эта загадка заставляет вновь и вновь подниматься и идти вверх, туда, где можно увидеть такое, что городскому глазу не увидеть никогда. Горы - это другая планета, другой мир, где привычные законы не действуют. Не зря именно в горах ищут ту загадочную Шамбалу - место, которое соединяет миры, землю и небо. Это так, это здесь. Сколько раз мы наблюдали в горах необъяснимые явления. Материализуются мысли, фотографии отображают необычные вещи. Поливко с Вадимом вспоминают Азию, где они видели лунную радугу, ауру человека и трещины под ледником. Не забыть мне и полнолуние в этом году, когда Луна, словно звезда появилась из-за вершины Уллу-Тау. Мы словно дети высыпали из нашей коморки и, расстелив на плацу коврик, заворожено смотрели, как бледный свет озаряет долину, ледники, ручьи, деревья.

***

Откуда эта необъяснимая тяга вверх? Ведь что такое спортивные разряды? Это ступени вверх, на все более сложные маршруты, на все более высокие горы. Альплагерь - это начальная школа, после которой для тебя открывается дорога наверх. В этом году зашел разговор о пакистанском восьмитысячнике - Каченжанге. Экспедиция стоит недешево, да и опыта пока маловато, но то, что замаячило впереди, окрыляет и заставляет все больше и больше работать. Горы - это наркотик. Чем больше ходишь, тем больше и выше хочется.

Мы здесь для того, чтобы нарабатывать необходимую квалификацию. Практика, практика и еще раз практика. Плюс постепенный сбор снаряги. Набор альпиниста, который ходит пятерочные и шестерочные маршруты, собирается годами. За один год ничему не научишься и снаряжение не соберешь. Все надо попробовать, использовать самому. Быстро в горах ходит тот, кто никуда не торопитсяЕФакт. Мы не торопимся. Мы тренируемся и постепенно движемся к мечте - увидеть мир с наивысшей точки, чтобы вокруг куда глаза глядят был горизонт из белоснежных вершин. Горы - это жизнь, это мечта, это цель. Там, внизу, ждет работа, которой мы отдаем одиннадцать месяцев в году, отдаем ради одного-единственного месяца, когда ты живешь настоящей, полноценной жизнью. Работа лишь средство, которое обеспечивает мечту. Чем выше мечта, тем больше надо работать, чтобы воплотить ее в жизнь. Так что альпинизм - это еще и стимул для карьерного роста.

***

Меня очень умиляют технические отчеты о восхождениях. Сухим, протокольным языком пишется количество забитых крюков, пройденных веревок, и проч. Если так описать наше восхождение на Адырсу-Баши по Северо-Западному гребню, по маршруту 3Б, то получилось бы примерно так: Количество участников - 7 чел. Забито скальных крючьев - 2, ледовых - 1 Вниз организовано 5 дюльферов, в т.ч. оставлено 3 дюльферных петли.

Незнающему это ничего не говорит. Для профессионала все понятно: скально-ледовый маршрут, на ключах (ключевых отрезках маршрута) использовалась искусственная страховка. Маршрут средней категории сложности. А на самом деле это выглядело так. Ночной подход (выход в три, подъем в два), далее по "тропе Хо Ши Мина" по узкой полочке вдоль скального обрыва в обход ледника, далее - ступени в снегу на перемычку между Химиком и Адырсу, обледенелые скалы, заснеженные жандармы (мы шли первопроход в этом году), жестокий ветер, того и гляди сорвет тебя со склона, тропа по снежному карнизу, вечные молчаливые наблюдатели Эльбрус, Ушба, Уллу-ТауЕ Работа, работа, работаЕ Семнадцать часов вверх и вниз, фактически без перекусов, мокрые ноги и руки, но главное - успели вниз, да еще до грозы! Пожрать, правда, не успели, так, ухватили чего-то и спрятались по палаткам, наблюдая как разряды освещают окружающие ледники.

Раньше я никак не мог понять, чем отличаются категории друг от друга, как разделяются категории и полукатегории, другими словами, что такое "двойки", "тройки", чем они друг от друга отличаются. Популярно объясняю. Чем дальше, тем выше и сложнее, тем сложнее категории. Если тебе говорят, что человек "прошел" пятьдесят пятерок бэ - это значит что он либо очень опытный альпинист, либо трындит. Ну а если серьезно, то новички ходят двойки - угол подъема не такой крутой, несложное лазание по скалам, в основном - это "заборы" , хотя двойка двойке рознь.

Тройки отличаются наличием "ключей" - т.е. наиболее сложных участков маршрута, на которых помимо умения лазать необходимо уже уметь использовать снаряжение - т.н. ИТО - искусственные точки опоры. Этим, кстати, альпинисты отличаются от скалолазов. Где скалолазы рвут пупок и лезут - альпинист забьет крюк, встанет на него ногой и дотянется до нужной ему "хапалки". Ну а если еще серьезнее, то все эти крюки, закладки, френды, шлямбуры, швеллеры - это все дополнительные точки страховки, которые когда ты лезешь вверх придают тебе психологическую уверенность в том, что ниже этой точки ты уже не улетишь.


Прохождение ключа

Труднее всего, конечно, идти первому, который поднимается вверх по скале или льду с нижней страховкой. Это всегда означает, что в случае срыва он летит на все то расстояние на которое успел подняться до нижней точки страховки. Пройдя сложный участок, а это может быть скальная стенка от трех до двадцати метров высотой, первый закрепляет наверху конец веревки и спускает ее вниз остальным - образуя т.н. перила, по которым поднимаются остальные участники. Если их много (больше двух связок, а у нас так оно всегда и было), то второй подходит к нему со второй веревкой и они уходят дальше, обеспечивая тем самым непрерывное движение связок. Последний поднимается с верхней страховкой, собирая все железо. Вот такой "паровоз".

На Лацге - 3Б - мы провешивали перилами все сложные участки, и всего у нас получилось четырнадцать веревок. Когда по такому маршруту идет отряд в девять человек - это почти рекорд. Лучше всего ходить двойками или четверками.

***


Его величество Джайлык

Закрываем сезон 4А. Маршрут Джайлык с севера. Это уже серьезно. Четверок у нас еще не было. Первая четверка - как первая женщина. Мы готовимся к восхождению. На весь день уходим на ледник Гумачи для проведения ледовых занятий. Впереди у нас ледовый маршрут - надо быть готовым! Я, Володька, Виталик связываемся, идем через закрытый ледник в зону ледопада и трещин, находим подходящую "стеночку" и на ней отрабатываем упражнение "установка станции на ледобурах - дюльфер - снятие бура "самовывертом"" - занятная штука! Вкручиваешь бур, одновременно обматывая его репшнуром, конец которого привязан к узлу на веревке, который кладется сбоку от бура. Далее по двойной веревке спускаешься вниз и тянешь за тот конец, на котором узел с привязанным к нему "репом". За счет тягловой силы бур "вертолетиком" самовыворачивается и вместе с веревкой летит к ногам счастливого альпиниста. (*Внимание! На льду, когда идет метель и бур засыпает снегом, который тут же смерзается, этот номер не проходит. Валите вниз, пока вас молнией не ударило и оставляйте на хрен свои буры, жизнь дороже).

Отработав это упражнение, мы идем на ледник, и находим громадную трещину. Внутри нее - ледяная пещера с голубыми стенками, с потолка которой свисают огромные сосульки. Где-то внизу шумит подледная река. Жутко красиво. Чтобы заснять эту красоту, мы по очереди спускаем друг друга в десятиметровое нутро ледника. Параллельно отрабатываем упражнение "спуск-подъем по вертикальному льду на передних зубьях кошек с двумя ледовыми инструментами". Вооруженный до зубов ледовым снаряжением чувствуешь себя как в кинофильме "Вертикальный предел", когда герой прыгает через трещину и цепляется инструментом за стенку. У тебя появляется странное чувство, что вот ты человек, прямоходящее существо, а, оказывается, можешь ходить и по вертикальному льду! Прямо гордость появляется за неограниченные возможности человеческого организмаЕ

Параллельно с упражнениями наблюдаем первую в жизни лавину. С Чегет-Тау-Чана обваливается кусок ледяного карниза и с грохотом приближающегося товарного поезда сползает вниз. Мы с Виталькой как вкопанные смотрим на это проползающее в двухстах метрах от нас чудо природы (параллельно успевая заснять на камеру ползущий язык льда и снега), в то время как Володька со дна трещины кричит: "Эй, чего там? Лавина? Блин! Я как всегда все интересное пропустил". На обратном пути через ледник осматриваем зеленоватые, сверкающие на солнце свеженькие глыбы льда размером с легковушку. Стихия.

Чтобы отличить двойки от троек, нужно сходить на четверку. Начиная с этих категорий маршруты измеряются веревками. Выглядит это так. Первый идет на кошках и инструментах по льду вверх, вворачивая по дороге промежуточные ледобуры (точки страховки). Пройдя веревку, устанавливает станцию (на двух ледобурах через оттяжку вщелкивается карабин), встает на самостраховку, прищелкивает конец веревки к карабину на оттяжке и кричит вниз: "Перила готовы" . Второй говорит: "Понял" (я теперь шефу чуть что по привычке говорю "понял"), вщелкивает в веревку жумар, снимается со своей самостраховки и чешет вверх со второй веревкой, снимая по ходу промежуточные буры. Встает на станцию (в смысле вщелкивает свою самостраховку) и передает веревку и буры первому, первый идет дальше. Снизу ко второму подходит по перилам третий и четвертый, который снимает свою нижнюю станцию. Четвертый передает буры, карабины второму, и второй уходит наверх к первому. Так мы идем восемь веревок по льду. Кстати, все это происходит фактически на одних передних зубьях кошек, так что лодыжки потом ломит очень сильно. Мечтаешь об одном, просто постоять нормально на ногах. И еще буры, когда выворачиваешь изо льда нужно продувать, чтобы вытащить из них лед - вот это песня! Дуешь в этот бур с таким напряжением, что боишься, как бы из тебя самого чего лишнего не вылетело. Кстати, раз уж об этом зашла речь, хотел сделать следующее обращение.

Люди! Засранцы! По возможности не гадьте на вершинах! Это редкостное неуважение к горам, плевок в душу! Я перед каждым восхождением играю на варгане, чтобы горные духи благоволи нам и молю их о хорошей погоде, а какой-то гад "откладывает личинку" на самом святом месте. На вершине кто-то это сделал до нас, за что нам потом пришлось расплачиваться - еле спустилисьЕ

Подъем по северной стене Джайлыка. Северная стена - это когда нет солнца до самого гребня, когда лед зимний, зеленовато-голубого цвета и очень твердый, ноги мерзнут, когда по полчаса стоишь фактически на цыпочках. Но вот и заветный гребень. Каркаде. Фото. Снимаем кошки и дальше по скалам на вершину. Вид на весь Кавказ. Джайлык - доминирующая высота в районе - 4533 м. Видно все. Безенгийская стена, Грузия, Ушба, ЭльбрусЕ Появились линзовые облака, а над Эльбрусом повис "гриб". Витя сплевывает бычок и говорит: "Хана". Валим вниз. По нормальной погоде успеваем спуститься только до гребня. Дальше начинает сыпать крупа и слышны разряды. Поднимается ветер. Спуск напоминает съемки фильма про К-2. Ураганный ветер с градом сечет лицо, не повернешься, крупа засыпает так, что не успеваешь откапывать свой карабин, чтобы сняться с самостраха. Буры самовывертом не слетают, пришлось вешать на них петли и дюльферять по двойной веревке. Ад. Проклинаю засранцев. В наш сленг прочно вошло новое слово - "запердуха". Теперь я знаю что это такое. Лицо в сторону ветра не повернешь, варежки промокли от веревки, дрожишь как цуцик, страшно, как бы молнией не шибануло (прецеденты-то уже были), ветер такой, что плевок летит вертикально вверх. Из всех команд, что доносятся снизу, слышно только что-то про матьЕ И это все в середине лета! Да, не зря говорят, что лучший способ перезимовать лето - это альпинизм.

***

Я рассказываю о своих похождениях. Друзья и знакомые слушают с интересом, но у всех возникают свои "но". Кому-то рюкзак не хочется таскать, кого-то смущает отсутствие снаряжения и сил. Другие просто не понимают смысл такого "отдыха". Видимо, это дело вкуса. Каждому свое. Альпинизм - это не массовый вид спорта. Конечно, чтобы им заниматься нужны средства, силы, желание. Но для того, чтобы ответить на вопрос: "Зачем идете в горы вы?", нужно поехать в горы. Там все станет ясно. "Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывалЕ"

Посмотреть фотогаллерею можно ЗДЕСЬ

Комарицкий Иван
Август 2005

Фото:
В. Гапотченко
М. Климов
Н. Латышев

 


<
 
оглавление:
 
   
  советы новичкам:  
   
  горы с стихах, прозе и музыке:  
   
 спасработы и нс:  
   
     

наша база | люди и горы | горы и маршруты | фотогалереЯ  | услуги и цены | адрес  | форум  | карта сайта