image альпинистскаЯ учебноспортивнаЯ база
invers горыи маршруты
наша база
новости
горы и маршруты
фотогалереЯ
услуги  и цены
адрес
форум
карта сайта

уллутау << люди и горы  
 

Отделение Поливко сдает на 3-ий разряд

Рассказ о жизни новичков в учебно-спортивной базе «Уллу-Тау»
5 июля – 2 августа 2004 г.

«Горы далекие, горы туманные, горы
И умирающий и улетающий снег
Если вы знаете, где-то есть город, город
Если вы помните, он не для всех, не для всех»Е

«Санаторий Уллу-Тау»

Утро. Наш поезд прибывает в Нальчик. Торгуемся с таксистами и сразу находим подходящую машину до ущелья Адыр-Су, что в 30 км. от Эльбруса. Сначала едем на городской рынок, докупаем мед, орехи, пробуем местные лепешки под названием осетинские пироги. Покупаю два левых тапочка, но это вовремя обнаруживается. Восток дело тонкоеЕ

Потом к пограничникам за пропуском в приграничную зону. Нас везет бывалый альпинист, уважаемый среди пограничников дядя Миша. По дороге рассказывает нам о местных достопримечательностях. Самое длинное в Кабардино-Балкарии село Е, пещеры, профиль Пушкина на скалах, сталинские молибденовые рудники. 2 часа пути по Баксанскому ущелью и вот появляется первый белоснежный массив Донгуз-Арун и Накра. Мы на Северном Кавказе.

С волги пересаживаемся на Газ-66, поднимаемся на транспортном подъемнике по двухсотметровому лифту. Отсюда начинается настоящее сафари вдоль бушующей горной реки по ухабистой дороге. Мы сидим в кузове и держимся за натянутую поперек веревку и с гиканьем подпрыгиваем на бесконечных кочках. Ощущение бешенной скачки. Мимо проносится сосновый лес, водовороты реки Адыр-Су. Постепенно открываются белоснежные красавицы, четырех тысячники Уллу-Тау чана (Длинная гора), Чегет-тау чана, Чот-Чат.

Лагерь. Первое впечатление – давно забытый пионерский лагерь. Деревянные домики, умывальники, столовая, плац. Сразу встаем на довольствие. Трехразовое питание плюс добавки за красивые глаза милой официантки Альбины. Одним словом – санаторий. Чтоб я в Москве так питался!

В лагере обитают тыквондисты, альпинисты и просто пионеры.

Тэквондистов больше всего, около 150 человек. У них свой распорядок, тренировки, дисциплина. На вопрос своего сэнсея на линейке «кушать хотите?» они громко хором отвечают «ОС!». Мы прикалываемся, когда в столовую заходят старые альпинисты, желают приятного аппетита, а мы дружно отвечаем «ОС!». Вечером дискотека, я как-то поначалу порывался туда заглянуть, на что Володька резонно заметил: «Тут так много каратистов и так мало женщин, что поход на дискотеку становится намного экстремальнее любого восхождения».

Палатки поставили на берегу ручья, на сосновой поляне. С нами живут две черные белки. Впоследствии одна из них разбудила нашего инструктора, наступив ему на глаз.

Первые дни мы акклиматизируемся. Привыкаем к горному воздуху, обгораем потихонечку. Высота 2.400. С утра – бег по лесной дороге, купание в ледяной реке. Акклиматизация!

«Пошла вода горячая»

Наконец начались скальные занятия. В наш лексикон входят новые слова: дюльфер, жумар, восьмерка, булинь, прусикЕПервые шаги в альпинизме. По скалам учимся лазить сразу в ботинках. Тяжело в ученииЕНаш инструктор к.м.с. по альпинизму Поливко Виктор Николаевич. Его любимое выражение – «ребят, как хотите!». Приучает нас делать все самостоятельно. В горах – это наиболее правильный подход, ведь не всегда с тобой будет инструктор. Моя связка – Виталик и Володя. Виталик – с опытом промальпа, мастер по завязыванию узлов. Володька имеет скальный опыт по Крыму, наш староста и главный спец по разжиганию примуса. Я – горный турист. В общем команда подобралась что надо. Чего не скажешь об остальных участниках нашего отделения новичков – волгоградцах. Двое ребят и две девчонки первый раз в горах.

Выражение месяца – «пошла вода горячая» впервые было произнесено Виталиком, когда он спускал Володьку со скалы дюльфером (т.е. через спусковое устройство, именуемое восьмеркой. Веревка крепится наверху скалы, человек в нее вщелкивается и прыгает со скалы вниз перебирая ногами по отвесной стене. Веревка тормозит свободное падение и получается очень быстрый и красивый спуск). С тех пор и к месту и не к месту мы все повторяли эту полюбившуюся фразу. Особенно актуальна она звучала в местном душе, когда из согнутой трубы под потолком текла тоненькая струйка горячей воды.

Через какое-то время пребывания в лагере наступает ощущение некоей запертости. Несколько дней мы не можем никуда выйти в горы. С одной стороны – пограничники, с другой – старший тренер, руководитель сборов Дульнев Вячеслав Егорович. Единственный наш маршрут – вверх – вниз по реке. Главное кредо Егорыча: «В горах быстро ходит тот, кто не куда не торопится». Постепенно до нас доходит смысл этих слов. Уходят спешка и суета. Чтобы выходить на маршрут нужна подготовка. Горы – это не бег на короткую дистанцию. Поэтому если ты хочешь быть к ним ближе, и при этом возвращаться домой, то нужно созреть, быть готовым на все сто. Так мы учимся терпению, а параллельно приобретаем необходимые технические навыки. Мы не торопимся, время у нас есть, мы учимся. Очень хочется поскорей наверх, на вершины, туда, где весь мир перед тобой как на ладони и где тебя окружают великолепные горные пейзажи, но мы терпим, мы ждем, когда мы будем готовы, когда нам скажут «пора». В каком-то смысле это есть определенная дань горам – наша выдержка – наша плата за вход. Горы – это место, где ты постоянно чему-то учишься, совершенствуешься. Горы – это бесконечная жизнь, ведь совершенству нет предела.

«Подготовка»

Тренировочный цикл состоит из серии занятий, включающих:

1. Теоретический курс. Лекции по оказанию первой медицинской помощи в горах. Проведение спасательных работ. Умение вязать 5 видов основных узлов: «встречный» (для связывания двух веревок одинакового диаметра), «восьмерку» (универсальный узел используется для привязывания себя к веревке, для установки станции , и т.д), «булинь» (петля, для привязывания веревки к станции), «грейп-вайн» (связывает концы веревки в кольцо), «схватывающий» (используется как самостраховка при подъеме и спуске по веревке)

2. Скальные занятия. Включают в себя лазание по скалам (т.н. свободное лазание, когда ты используешь лишь руки и ноги) с помощью страховки. Здесь нужно уметь устанавливать станцию, лазить по веревке с помощью жумара , спускаться (или дюльферять) при помощи восьмерки

3. Работа в связках. Включает в себя умение передвигаться по скалам, ледникам в связках, т.е. привязанными друг к другу в двойках, тройках, и т.д. с целью страховки друг друга на случай срыва или падения в трещину. Передвижение осуществляется следующим образом: идущий первым устанавливает станцию (или организует страховку), крепится к ней «страховочным усом» и подает команду вниз «самостраховка». Стоящий внизу отвечает «понял», перестает страховать верхнего и начинает готовиться к подъему. Подъем начинается после команды «страховка готова», которая подается после того, как «верхний» выбрал остаток веревки на себя. Очень важно четко отдавать команды и слушать партнера. Все эти слова «выдай», «выбери», «страховка готова», «перила свободны», «понял» должны выдаваться на автомате, это обеспечивает слаженность и безопасность действий в связке. Эти команды настолько оседают в голове, что уже потом, внизу ты на любое утверждение , типа «чай готов» на автомате отвечаешь «понял». Но это намного лучше, чем когда ты ждешь своей очереди подниматься по перилам, а идущий вверху забыл тебе сказать, что он уже давно отстегнулся и перила свободны и драгоценные минуты уходятЕ

4. Ледовые тренировки. Заключаются в подготовке альпиниста к работе на ледовом и снежном склоне. Для этого нужно научиться правильно ходить в кошках, уметь задерживаться («зарубаться») ледорубом в случае срыва, бить ступени, ходить траверсом, подниматься по склону выше 45? с помощью ледового инструмента (ледоруба или айсбаля) «на три такта». Занятия включают в себя обучение по прохождению ледовых склонов. На льду очень важно ставить ногу в кошке перпендикулярно льду, как бы ударяя всей стопой. Ледовые стены проходятся на передних зубьях с помощью ледоруба «в три такта». Подъем по льду осуществляется следующим образом: идущий первым поднимается на относительно безопасную высоту и вворачивает ледобур. В него вщелкивается карабин и продевается веревка, с помощью которой страхуется идущий снизу. Затем тот поднимается выше тебя и повторяет операцию. Дальше идешь ты. Так попеременно страхуя друг друга проходится склон.

«Местийская хижина»

И вот наконец, после недели тренировок отделение новичков в количестве 11 человек выходит в горы. Наш путь – на ночевки под названием «местийская хижина», где нам предстоит совершить свое первое восхождение на гору Местия (Грузия) а также отработать занятие на леднике. Наконец-то мы оказались в горах! Несмотря на тяжелый подход к стоянкам, мы полны сил и в предвкушении будущих успехов. Несколько километров подъема по ущелью. Проходим пост пограничников, которые проверяют наш маршрутный лист, фотографируем водопад, припадаем к горным ручьям, дышим ароматом цветов. Горы. Переправляемся по кислому снежнику через первый свой ледник. На исходе дня мы падаем у сколоченного из щитов домика на ровном плато прямо под началом маршрута. Хижина. Внутри – деревянные нары, свеча на окне. Наши предшественники оставили банку с солью. Как кстати. Соль мы забыли. Мы с ребятами ставим палатки – хижина – не для нас, долой цивилизацию! С нашим отделением новичков поднимается старший тренер и еще две разрядницы. Женька, одна из них – наша неутомимая спутница. Всегда в курсе всех лагерных новостей. Первые ее слова при встрече: «Мальчиши! А я знаю, куда мы сегодня пойдем!». Витя - инструктор про нее шутливо говорит: «Народ, в каком ухе звенит?». Женька сразу начинает атаковать: «Витя, пойдем со мной на Кой Авган? Вить, хочу на траверс Тютю». На это Виктор Николаевич ей отвечает так: «Вот первое слово «хочу» мне еще нравится, а вот все остальное, пожалуй, - пас».
Хижина расположена на высоте 3.200. Место шикарное. Мы находимся на ровной скале. С одной стороны – скальный сброс около 300 метров под которым находится ледопад Уллу-Тау. Вокруг – кавказские трех и четырехтысячники: Адырсу, Сырыкол, Уллу-Тау чана, Чегет-тау-чана, перевал Гарваш, Лацга, Чот-Чат, Кой-Авган. Из палатки прекрасно видна шестерочная стена Уллу-тау. На рассвете снежные верхушки гор озаряются золотом. Утром вода текущая с ледника покрывается коркой льда. Моем посуду снегом, умываемся после того, как солнце растопит ледник и потекут ручейки. Рядом с нами, на скалах живут туры, горные козы. Очень любопытные создания. Они всегда ходят стадом и всегда в стаде есть «смотрящий за шухером», который при малейшей опасности призывно свистит, предупреждая сородичей.

Мы живем в горах. Днем – занятия на леднике, вечером игра на гитаре. Круглосуточно – созерцание горных вершин.

И вот – первое восхождение на Местия-Тау. Вообще Местия – это грузинское селение, довольно известное в альпинистском мире. Своего рода мекка. Там находится музей знаменитого грузинского альпиниста, погибшего в Италии, Михаила Хергиани. На Кавказе это имя священно.
Высота г. Местии по карте 4.200, по высотомеру 3.800. Подъем в четыре. Палатки деревянные от мороза. Безоблачное небо. Рассвет озаряет окружающие вершины. По мере подъема открывается вид на его величество Эльбрус. Первая в этом сезоне гора буквально пробегается по твердому фирну и нам открывается вид на грузинскую сторону Кавказа. Фото на вершине и в тот же день спускаемся в лагерь. Закончена первая часть наших учебных занятий.

В лагере происходит отмечание нашего нового статуса. Мы стали «значками», т.е. присоединились братии альпинистов (или альпиноидов) России. Через нашу знакомую Альбину мы заказываем осетинские пироги от шеф-повара столовой. Пироги с мясом, картошкой и сыром отлично идут под закуску. В нашем отделении повышает квалификацию жена спасателя из МЧС Сереги Барабанова (Бары) Санька, так что отмечание значка продолжается на базе спасателей в Джайлыке. Там происходит знакомство со сваном Гогой и инспектором Национального парка Маликом. Столько историй о спасработах, лавинах и генеральской охоте на беременных коз я не услышу наверное больше никогда в жизни – просто столько не выпьюЕ

На следующее утро ледяной ручей возвращает меня к жизни и мы с Володькой идем вниз, к транспортному подъемнику звонить. Связь есть только внизу, либо на вершинах, которые выходят на сторону Эльбруса. 12 км вниз, 12 вверх. Перепад высоты 1.5 км. Это вам не город, но и не Алтай, где до ближайшего телефона несколько дней путиЕЭх Алтай, АлтайЕ

Спускаемся к дороге, в село Верхний Баксан. Поймана сетка North-West GSM скидываем домой информацию о первых впечатлениях. Раз уж спустились вниз, заходим в магазин. Около магазина – знакомство с местным аборигеном, балкарцем Салехом-трактористом по кличке «Усама бен Ладен». У него парализована одна рука, но второй ему достаточно, чтобы подносить ко рту стаканчик. Несмотря на ущербность, он одной левой отдубасил троих человек, которые пытались у него отнять деньги в Тырнаузе. Такой вот герой местный. Закончив свой рассказ он попросил 10 рублей на пиво.

Обратно по дороге нам попался ГАЗ-66, набитый местными лесниками. Знакомство продолжалось. Вылилось оно в то, что нам пришлось-таки заплатить по 30 рублей «за подъем», несмотря на то, что мы об этом изначально не договаривались. Вообще, лесники – шустрые ребята, быстро просекли фишку как можно зарабатывать на альпинистах – и понеслось: пребывание в палатке вне бивуака – 25 руб. в день с человека, за выход в горы (территория Национального парка – 10 руб. с человека, и т.д. А с 1-го июля 2004 г. директор национального парка Приэльбрусье подписал распоряжение, что за пребывание на высоте свыше 3.700 метров взимается единовременная плата в сумме 250 руб. (с буржуев 20 долл.). В общем – бардак. Ставим палатки на волейбольной площадке, рядом с корпусом, где по вечерам дискотекаЕслава богу, что теперь в лагере мы лишь отдыхаем между восхождениями.

«Чот-Чат»

Все дни была солнечная погода, но вот пошла гроза. Некоторые градины – размером с перепелиное яйцо, а утром выходить на маршрутЕрешили, что утро вечера мудренее. Выходим в четыре, дождя нет. Рискуем «попасть», но идем. Первая сложная для нас гора. Скально-ледовый маршрут 2А. Высота 3.870 м. Гора «ходится» из лагеря в лагерь, это означает что мы идем налегке, без палаток, со «штурмовыми рюкзаками», в которых лежат кошки, перекус, теплые вещи, очки, крем, системы и каски.

Первые 2 часа идем в темноте, с фонариками, и молимся, чтобы не пошел дождь. Светает. Погода налаживается, кое-где видны просветы. Ночь была теплая, снег «кислый», как говорят альпинисты, т.е. не прихваченный ночной коркой, мягкий. Это усложняет подъем. Да и спуск тоже. На крутом склоне на мягком снегу практически невозможно «зарубиться» ледорубом и ты свистишь вниз. Машка из Волгограда отличилась больше всех, показала нам «как не надо падать». На спуске шли не связавшись и Машка улетела метров на 50 вниз, проехав все расстояние на пятой точке и успешно перелетев через небольшой бергшрунд , оставив на его краю свою каску, очки и варежку. Вскакивает, такая и радостно кричит «О, моя каска!», а Витя ей матом: «Стой на месте! Я сейчас сам ее заберу». Эх, Машка, солнцеЕКак в той песне: «Я тебя люблю, но замуж не пойду».

Но это уже потом было, а сначала мы шли вверх. Там тоже интересно было. Лезем по скалам, вдруг вторая наша девушка – Танюха начинает плакать и говорит: «мне страшно». Кое-как ее успокоили, но за это пришлось на обратном пути идти с ней в связке. Тут уже я отличился и принес свою небольшую жертву этой горе. Шли вниз, было то жарко, то холодно, я то снимал шапку, то одевал, еще Таньку страховал, забыл каску застегнуть и вдруг ее порывом ветра вниз как сорвет! Только два разика стукнулась об скалы и тихонько так скрылась все в том же берге метрах в трехстах под нами. Виталька потом, позднее перчатку из Альпиндустрии горе подарил. В общем, уроки все получили хорошие: все надо пристегивать и привязывать, ничего не бросать. Как мне Володька один раз строго сказал, когда я его попросил крем мне подкинуть: «В горах ничего не бросают и ничего не ловят». Надо заранее привыкать. И правда. Вдруг доживем до маршрутов, когда придется на вертикальной стене ночевать в подвешенном состоянии. Там- то точно все пристегивать надо.

На вершине мы сняли прошлогоднюю записку, что означает, что в этом году до нас на этой горе никто не был, своего рода первопроход! Картина с горы потрясная. Хоть вокруг и облака, но через редкие оконца в тучах пробиваются лучи солнца и освещают угрюмые горы вокруг. Прямо напротив нас, на другой стороне ущелья – красавиц Джайлык – вертикальный скальный зуб в 4.5 км высотой. Рядом – коронообразная гора Тютю. Эльбруса не видно, он скрыт облаками. Сильный ветер заставляет нас торопиться вниз. Все восхождение заняло 10 часов. Первые впечатления – самые сильные. Первые ступени в снегу, переправа через закрытые трещины, свободное лазание по скалам. Начало положено.

«День отдыха»

После восхождений положено устраивать день отдыха, чтобы набраться сил перед новыми горами, просушиться, постираться. Мы опять в лагере. Опять просим добавки в столовой, пьем по 5 компотов днем, а вечером пиво со спасателями. Идем с Володькой в гости в ПСО (Поисково-спасательный отряд) Приэльбрусской службы МЧС Сереге-Баре и Сашке. У них гостят местные собиратели трав, которые занимаются заготовкой целебных растений. Собирают чернику, душицу. Узнали у них о местной «виагре» - ярыжнике, корень которого превращает мужчину в супермена. Очень интересно было послушать со стороны мнение горных жителей и их впечатления о городской жизни. Первое что поражает – суета. Зашел, говорит, в метро и тут меня как понесут туда, куда мне и не надо было, я еле успел увернуться. Второе – жадность. Балкарец с удивлением и некоторой усмешкой рассказывал историю как пошел с москвичами в бар и все стали скидываться. Я, говорит, все купил, и чуть не побил одного, когда тот хотел всучить мне деньги. Кавказ – дело тонкоеЕЕсть деньги – угощает тот, у кого они есть, иначе – обида.

Вечером отправляемся на стоянки к горе Виа-Тау , чтобы сэкономить на подходе. Пограничники задерживают наш выход на час, требуя какой-то выпускной штамп на маршрутном листе. Этого часа нам как раз не хватило, чтобы успеть поставить лагерь до грозы. Поднимаемся на подход уже под дождем, из-за чего приходится перенести восхождение, запланированное на следующий день. Ждем погоду. Сушимся. На следующий день к 11 погода налаживается, но выходить на маршрут поздновато и мы живем этот день в горах. Гуляем, собираем красивые камни, загораем. Спугнули стадо туров. Вдоль берега ручья растут рододендроны. Одним словом – Приэльбрусский заповедник. Вечером пытаемся по рации вызвать Бару, чтобы он «поднял» нам сигарет.
В голове так и звучат Сашкины слова: «Озон-первый, Озон-первый, я Озон-четвертый, ответь! Если ты меня слышишь, щелкни «тангеткой» три раза». За игрой в кости мы с Витей не раз потом вспоминали эту фразу и просили Сашку «щелкнуть тангеткой три раза».

«Виа-тау»

В полпятого вышли на восхождение. С погодой просто повезло. Перед выходом – бескрайнее звездное небо. Ярко светит Сатурн. Сначала подъем с фонариками по морене. Дальше – одеваем системы и кошки и «лупимся» по леднику. Рассвет встречаем уже на снегу. В восемь утра поднимаемся на перевал ложный Кой-Авган, с которого открывается вид на Эльбрус и белоснежные стены соседней долины Адыл-Су: Джантуган, Баш-Кара, Уллу-Кара, ДонгузарунЕДальше наш путь лежал по длинному скальному гребню на вершину. По нему шли в связках по трое с одновременной и попеременной страховкой. В одном месте вешали перила, чтобы облегчить подъем по двадцатиметровой скале. Танька опять учудила: отстегнулась от станции, чтобы начать подъем по перилам и чуть не ухнула с обрыва вниз – Виталик спас ее, поймав за рюкзак. Покачнуло девчонку.

Вершина 3880 встретила нас ослепительным солнцем и бесподобным видом. Виа-Тау стала моей первой настоящей вершиной в альпинизме. Видно было все вокруг – долина Адырсу, долина Адылсу, Эльбрус. Внизу и вокруг – снежные вершины. Настоящие Гималаи! Лицо горит от солнца, но нам все удалось: хождение по скалам со страховкой, подъем по перилам с жумаром, дюльфер по перилам на восьмерке. Сегодня пришлось изрядно полазить по скалам и потоптать июльский снег. Вымотались здорово. Сашка сказала про этот маршрут так: «ДаЕни фига себе «двойка А»! Я бы лучше «тройку Б» сходила, чем такую двойку»

Вниз спускались по кислому снегу глиссируя на ногах. На все восхождение потратили 12 часов. Все были усталые, но довольные, с хорошим настроением. Сегодня я начал чувствовать, что такое альпинизм!

Каждое следующее восхождение немного сложнее предыдущего. Мы постепенно усложняем нашу программу, переходя к более трудным категориям. На следующий день вышли на ту же гору, но с другой стороны. Нам предстоял траверс Виа-тау 2Б. Подход опять с фонарями, оделись и полезли наверх. 2Б – проходит по южному гребню и путь длиннее и сложнее. Сначала идем в кошках по фирновому склону около 45 градусов. Чем выше, тем страшнее становится траверсить склон. Подо мной шестнадцать, а то и двадцать этажей наклонной фирновой стены. Идем без страховки, что обостряет чувства. Наконец – снежный гребень. По нему доходим до узлового жандарма и дальше начинается чисто скальный гребневый маршрут. Мы идем в двойке с Володькой. Впервые мы получаем карт-бланш и отрываемся от группы, чтобы никого не ждать и лезть в свое удовольствие. Спасибо Вите. В итоге мы оказываемся на вершине на 3.5 часа раньше группы. За узловым жандармом оказываются еще две группы из соседнего ущелья. Мы решаем обойти этот «паровоз» по кулуару слева. Начинается настоящее лазанье. Мы выбираем куда лезть, где лучше проходить скальные участки, нас никто не тормозит. Зацепки везде отличные, скалы все в трещинах, всегда есть куда поставить ногу и за что подтянуться. Лезть можно где угодно.

Мы обошли кричащих друг другу украинцев о том, что у них «страховка готова» или что «веревки осталось еще 5 метров» лишь отдавая друг другу скупые команды «выдай» и «выбери». Подстраховали друг друга над пропастью и вылезли на «ключ». Неожиданно для нас подъем окончился и мы стояли на вершине Виа-Тау. Второй раз за 2 дня.

На вершине, как я уже сказал, мы провели больше трех часов. За это время мы успели набраться столько информации, что это достойно отдельного рассказа «как я провел время на вершине». Поднялись наверх в 10:35, сняли нашу же вчерашнюю записку и приложенный к ней батончик «Сникерс». Вообще в нашем отделении была такая традиция что-то оставлять на вершине для последующих групп. На Местии банку сгущенки оставилиЕкак же нам ее потом не хватало! Но сникерс был очень кстати, с четырех утра ничего не ели, а перекус был где-то далеко внизу. На наше счастье наше одиночество на вершине было недолгим. Через какое-то время за нами поднялась тройка Рассказова, ветеранов-альпинистов Уллу-Тау. Старики не дали умереть нам с голоду и пригласили к своему перекусу: колбаска, сало, сайра, морс. Мы довольно жевали и неторопливо осматривали округу. Нам рассказали об окружающих вершинах, мы сфотографировали их на фоне Эльбруса, после чего мужики стали спускаться. Ну тут буквально за ними по 2А поднялась двойка самарцев. Эдик и Жора. Бывшие спелеологи, водники, туристы, любители холодных ночевок. Сколько потом было выпито и спето! (Об этом знает только Витя) Сколько планов построено! Сколько рассказов о жизни спелеологов, путешествиях в Сибири и в Заполярье. Сколько философии о предназначении человека и способах познания себя.

За самарцами стали со всех маршрутов подтягиваться люди из Новочеркасска, Харькова, Киева, Гомеля, Минска, МГТУ им. Баумана, а потом я уже потерял счет людям и командам перекусывавшим и фотографирующимся на вершине. Это было настоящее паломничество на нашу родную Виа-Тау. Люди фотографировались с флагами России, Украины, университетов и спонсоров. В общем, тусовка на 3.880 м.
Анализируя потом восхождение мы все единогласно сошлись на том, что оно было лучшим в сезоне. Каждый попробовал идти первым, устанавливать станцию, провешивать перила, страховать и ходить связками. Отдельное спасибо нужно сказать нашему инструктору. Он ввел нас в альпинизм. Предоставил возможность всему учиться самостоятельно, самим принимать решения, никогда не навязывал своего мнения. Он все время был сзади, когда надо подсказывая и корректируя наши действия. В горах, в альпинизме очень важен момент, когда ты приучаешься мыслить самостоятельно. Когда тебя все время «ведут», все за тебя делают и подсказывают, ты мало чему учишься и более того, приучаешься к тому чтобы быть ведомым. Это неправильно и опасно. В команде все должны с самого начала уметь самостоятельно принимать решения и все делать самостоятельно, без подсказок и советов. В горах всякое может быть и не всегда может быть рядом инструктор, когда нужно принять немедленное решение.

За два дня в общей сложности мы находили 25 часов. Ноги отваливаются, спину ломит, но мы прошли начальную школу альпинизма и получили третий разряд.

Хотелось бы еще сказать о культуре поведения в горах. В экстремальных условиях, когда силы на исходе, хочется есть и пить лучше всего проявляется характер человека. Кто-то думает только о себе, а кто-то находит в себе силы заботиться о близком. Такие качества характеризуют человека с лучшей его стороны. Горы проверяют тебя, твои силы и качество не только физически, но и психологически. И если ты можешь сжать зубы, терпеть, это еще не все. Важно оставаться психологически стойким: не сорваться на ближнего, не сказать обидного слова, не раздражаться, быть внимательным к другим. На маршруте проявление грубости, неуважения, ссоры смерти подобно. Это выводит из равновесия, отвлекает от главного – безопасности. Альпинисты – сильные люди. Но мало быть сильным, нужно еще быть корректным к другим. В альпинизме очень важна культура общения, иначе хана.

Как-то на маршруте нашу группу обогнали Харьковчане, ничего не сказав, не предупредив, буквально по головам обходя новичков и сбрасывая на них камни. Это хамство в нормальной жизни, на горе – это опасность. Такие команды, как говорит Бара, первые клиенты МЧС. Поспешишь – ниже земли не упадешьЕНужно уметь быть терпеливым, подождать, или предупредить, что будешь обгонять.

Спускаемся в лагерь. Там нас ждут хичаны с айраном . Балкарка Буслимат, когда готовит хичаны говорит, что готовит их как для своих детей, поэтому они у нее самые вкусные. Перед отъездом она раскрывает нам рецепт сметанного соуса-турзука, которым мы объедались все эти дни. Вечером идем в баню к спасателям. Их служба и опасна и трудна. После первой парилки в баню неожиданно заходит нач. спас отряда «Палыч» и уводит Бару на задание – что-то случилось на Химике (3А) нужно срочно бежать в горы. Серега трезвеет и уходит спасать чью-то жизнь.

«Эльбрус»

Сборы окончены. До отъезда остается неделя. Клуб «Странник» перемещается в местечко Азау, что у подножья Эльбруса. Там находится канатная дорога к Эльбрусу. Внизу, у канатки местные забегаловки, бабушки, торгующие шерстяными носками и кофтами, шашлыки из баранины. Канатка не работает. Высота Азау 2.500, а до базового лагеря на Эльбрусе 1.600 метров подъема. Мы решаем переждать пока починят дорогу. Останавливаемся в гостинице прямо под подъемником и едем на машине старшего тренера на обзорную экскурсию.

Чегет. Вокруг возвышаются красавица г. Накра и Донгузорун. Обходим местный рынок, на котором нам настойчиво пытаются продать пуховые шарфы, овечьи шкуры и войлочные шапочки для бани.
Поляна нарзанов. Во всех ручьях течет газированная вода. Дно источников окрашено в ярко-оранжевый цвет. Моем нарзаном яблоки и дыни. Умываемся нарзаном.

Ущелье Адыл-Су. Заезжаем в альплагерь «Эльбрус», от которого идут маршруты на Шхельду, Ушбу, Джантуган. Знаменитый лагерь, где Высоцкий жил во время съемок к/ф «Вертикаль».

Возвращаемся в Азау. Едим местную шорпу, лагман и шашлык, ждем когда починят мотор. Гуляем по окрестностям, питаемся земляникой, ждем мотор.

Через день его чинят и мы рвем наверх. Третья очередь не работает, но это уже не важно. Мы поднимаемся пешком по снежным полям Эльбруса до базового лагеря «Приют 11». Нашему взору открываются далекие туманные горы Кавказа. Впервые мы видим знаменитую двурогую Ушбу, остроконечную Шхельду. Виден весь ГКХ до Безенгов. Наша родная Уллу-Тау выглядит маленькой белоснежной стеночкой с длинной плоской вершиной. Впервые ставим палатку на снегу. Мы на Эльбрусе! Про погоду тут говорить не принято, чтобы не сглазить, но теперь уже рассказать можно. Если погода стоит хорошая, то с утра – безоблачное небо часов до 11. Затем из ущелий начинают подниматься облачка и часам к 15 небо затягивает и верхушка Эльбруса скрывается под облаками. В связи с этим обстоятельством, на вершину выходят с ночи, либо ранним утром. Во-первых, утром идешь по жесткому снегу, во-вторых, в безоблачную погоду можно увидеть весь Кавказ ну и главное – чтобы не заблудиться в облаках на спуске и в тумане не уйти в зону трещин, которую «спасы» ласково назвали «трупосборником».

На высоте 4.100 м. спится плохо. Горняжка. И это после почти месячной акклимухи! Горняжка – это горная болезнь, развивается от недостатка кислорода. Проявляется по-разному, в зависимости от степени тяжести, зависит также от подготовленности организма, от акклиматизации. Если акклиматизация плохая, то горная болезнь сопровождается головной болью, тошнотой, рвотой, легкая – слабая головная боль, плохой сон.

В шесть утра выходим на Эльбрус. Обычно народ выходит с ночи, начиная с 2 часов. Но мы первоначально преследуем цель акклиматизироваться. Дойти до «Скал Пастухова» (4.600), а дальше действовать по обстановке и по самочувствию участников. До скал доходим за 1.20 и решаем двигаться дальше, каждый в своем темпе. Я в своем темпе убежал вперед, за мной – Вольдька, дальше Виталик, за ним остальные. Подъем представляет собой длинный «тягун». Вначале путь идет по снежной дороге шириной около 5 метров, которую прокладывают ратраки (бульдозеры-вездеходы). Дальше, где-то с 5.000 начинает виться тропа. Поскольку вышли позже всех, приходится буквально слаломом обгонять запыхавшихся туристов, в основном иностранцев. Мы отличались от них тем, что подъем осуществляли по всем правилам альпинизма с минимальной потерей сил – траверсируя склон. Туристы изумленно наблюдали за нами как мы петляем между них туда-сюда и довольно быстро продвигаемся по леднику вверх. Некоторые стали повторять за нами. За скалами Пастухова начинается так называемая «косая» - длинная тропа, идущая косогором к седловине, перемычке между двумя вершинами Эльбруса. Оттуда путь раздваивается: можно идти за Западную (5648 м) или на Восточную (5639 м. ) вершину. Перед седловиной поднялся сильнейший ветер. Через какое-то время я обнаружил, что не чувствую двух пальцев. Постоял, отогрел и пошел дальше. Мороз чуть не заставил повернуть меня обратно, т.к. стало замерзать кое-что поопаснее пальцев, но внезапно ветер стих и заметно потеплело. От седловины (5.300) начинается последний но довольно крутой тягун на Западную вершину. С седловины многие поворачивают назад, поскольку начинает сказываться разреженный воздух, и кажется что идти еще полпути, а сил уже нетЕВдоль тропы следы рвоты плохо акклиматизировавшихся туристов. Отсюда я шел отсчитывая про себя ритм. 50 шагов – остановка. 50 шагов – остановка. Идешь, тупо считая шаги и думаешь только о том, когда же покажется вершина. Вот и она. Идти становится легче, когда виден свет в конце тоннеля. В 11:10 я был на Эльбрусе. Там уже сидят немцы, южнокорейцы, и ребята из Киевского клуба «Вертикаль». Знакомимся с киевлянами, я их угощаю каркаде, они меня коньяком, чтобы спуск был «не категорийный». Я играю гимн на варгане в честь восхождения. Ребята снимают эту алтайскую диковинку на камеру. Вид наверное прикольный: парень в шлеме и в очках рубит на однострунном алтайском инструменте, а вокруг Кавказские пятитысячники и под нами облакаЕСлепит солнце, небо темно-синее, почти космос, видимость – 300 километров, ветра нет, сказка! От высоты немного побаливает голова, но на это мало обращаешь внимание. Эйфория. Состояние близкое к опьянению. Настроение веселое, хочется со всеми поделиться эмоциями. На спуске без конца с кем-то знакомлюсь: словаки, австрийцы, девчонки из альпклуба МАИ. Режет глаза – коварное солнце пожгло сетчатку. Главный вывод после восхождения: надо хорошие очки и теплые вещи.

Вечером наблюдаем потрясающий закат. Кучные белые облака выстраиваются в причудливые картины внизу под нами. Из облаков торчат пики гор. Все это освещается красно-желтым светом уходящего солнца. Мы прощаемся с Эльбрусом и возвращаемся в лагерь.

Перед самым отъездом мы застали полнолуние. Вся долина залита светом. Видно все. Мы сидим с Жорой и Эдиком на берегу шумящего ручья и разглядываем пройденные и не пройденные вершины ущелья, строим планы на будущее. Горы молча улыбаются глядя на нас. Загадывать можно все что угодно, но все равно все будет так, как тому суждено быть. ОМ!

P.S.
Как нет одинаковых судеб, так и нет одинаковых ответов на вопрос: что такое альпинизм? Для каждого это свой путь, свой мир. Для меня это один из способов познания действительности, и в первую очередь, форма познания себя. Находясь в экстремальных условиях проявляются лучшие и худшие качества человека, он становится виден как на ладони. Тут предоставляется хорошая возможность взглянуть на себя со стороны, откорректировать что-то в себе, что не нравится, закрепить что уже есть хорошего. Через трудности и препятствия закаляется характер, а также определяются границы человеческих возможностей. Причем границы с каждым новым уровнем расширяются и расширяются. Это непрерывный спор с самим собой о пределе возможностей, постоянное испытание себя на прочность, постоянная борьба с собой за себя. Проверка и закалка духа. Это совершенствование себя. А совершенству нет предела. Поэтому альпинизм это один из способов самосовершенствования. А горы – учителя.

Комарицкий Иван
Август 2004


<
 
оглавление:
 
   
  советы новичкам:  
   
  горы с стихах, прозе и музыке:  
   
 спасработы и нс:  
   
     

наша база | люди и горы | горы и маршруты | фотогалереЯ  | услуги и цены | адрес  | форум  | карта сайта