image альпинистскаЯ учебноспортивнаЯ база
invers горыи маршруты
наша база
новости
горы и маршруты
фотогалереЯ
услуги  и цены
адрес
форум
карта сайта

 

уллутау << люди и горы  
 

Наше путешествие на Кавказ в 2005 году

Дворников Юрий, г. Санкт-Петербург

Фото Дворникова Юрия (июль 2005) >>

День первый - 26.06

Поезд из СПб в 16-10. собирались у Ромы, как всегда суетливо и нервно (запомнилось судорожное мытье посуды и волнения Ромы по поводу невынесенного мусора - это все параллельно с собственно сборами). Приехали проводить нас «отступники» - Максим и Саша. Мы с Ромой загрузились в вагон за 10 мин. до отхода поезда. Простились. Максим и Саша приедут только 7-го июля.

Едем в купе - комфортно. Один наш попутчик - мальчик лет 12-ти, почему-то норовящий есть свои «биг-ланчи» лежа на своем месте - на верхней полке, а другой - армянин, учащийся в мухинском училище и едущий к родителям в Лермонтов. Они с Ромой сразу нашли общий язык на профессиональной почве (я, как человек, могущий отличить Леонардо от Кандинского, тоже иногда вставлял свои суждения).

День второй - 27.06

Едем, едим, читаем, разговариваем. Я делаю, по совету Ромы (ему, в свою очередь, посоветовали в туристическом магазине) антиподлипы из пластиковых бутылок из-под кетчупа и медной проволоки для своих новокупленных кошек. Ни в кошках, ни, тем более, в антиподлипах я не уверен.

День третий - 28.06

Мы в Мин. Водах. В отличие от прошлого года, даже не доходим до вокзала. Берем первого же подошедшего к нам водителя-грузина. Он хочет 2500, сторговались на 2000т.р. По пути заехали в ту самую баню на горячем серном источнике, в которую нам с Максимом не удалось попасть в прошлом году. Она находится в пос. Светлогорское. Из душей и кранов выходит горячая вода, пованивающая тухлятиной. Полежав минут15 в ваннах, едем дальше. Виды вокруг ужЕ очень суровые, уши ужЕ закладывает. Приехали. Крутой скальный склон, преграждающий путь вверх по ущелью Адыр-су. В него вделаны металлические ступеньки, уже порядком подрасшатанные. Параллельно работает подъемник для машин и людей. Мы попали на заезд детей (несколько автобусов). Дети едут в лагерь «Джайлык», который находится в этом же ущелье Адыр-су, но ближе к шоссе, чем Уллу-тау. Рома договаривается с местными горцами, которые поедут в Уллу-тау. Взяли по 200р. с носа. Нас в машине (старый раздолбанный УАЗик) на подъемнике подняли наверх.

Сразу же набежали горцы - работники заповедника и потребовали заплатить за право нахождения на территории Национального парка по 30 руб. за день. Пришлось заплатить. Нас куда-то записали, выдали какие-то квитанции, и мы поехали.

На коленях у водителя всю дорогу сидел его друг.

Проехав сначала новый «Джайлык», затем жалкие остатки старого, разрушенного селем «Джайлыка», въезжаем в «Уллу-тау». Это ужЕ 2400 м н.у.м., и дышится несколько тяжеловато.

Нашли Ю.И.Порохню (начальника учебной части - заслуженного и уважаемого человека). Оказалось, что наши пропуска в погранзону («Уллу-тау» находится рядом с Грузией) еще не готовы. Без пропусков восхождения на многие вершины не возможны: не пустят пограничники.

Знакомимся с персоналом лагеря и с ребятами из Перми, Камчатки и Москвы, которые приехали чуть раньше нас и уже поставили палатки в сосновом лесочке близ лагеря. (Забегая вперед, скажу, что, по моему мнению, нам крупно повезло со временем приезда: мы застали еще тот момент, когда все люди, находящиеся в лагере узнавали друг друга в лицо без труда, поскольку общее их количество вряд ли превышало15 человек, а количество палаток, включая нашу, равнялось четырем. Впоследствии даже палатки сосчитать было сложно, не говоря уж о людях, и лагерь стал напоминать муравейник.)

Посоветовавшись, решаем, что раз мы с одной стороны все-таки в походе, а с другой стороны - не богачи, то вселяемся не в корпуса, а в палатку - и дешевле (60 руб. в день против 150-ти), и к палаточному быту попривыкнем.

Наши новые знакомые уже работают в группе новичков с инструктором - Анатолием Петровичем Оликом. Это совершенно неопределимого на вид возраста одессит, опытный, вспыльчивый, большей частью веселый (потом выяснилось, что ему - 58 лет, у него 4 ребенка большого возрастного диапазона, а сейчас жена снова беременна). Ребята занимаются, мы наблюдаем. Рома договаривается, чтобы нас тоже взяли в группу, упирая на то, что мы очень понятливые и все, что пропустили, нагоним по ходу. Я, нисколько не сомневаясь в Роминой понятливости, относительно своей менее убежден. Рома пытается меня успокоить. Ему это отчасти удается.

День четвертый 29.06

Мы в группе идем тренироваться на скальную лабораторию. Около получаса подъема и мы на месте. Олик провешивает маршруты, и мы начинаем. Не могу сказать, что это сильно интересно, но раз пришел - надо лезть.

В общем похоже на то, что я делал на наших скалах, только сложнее цепляться ногами в тяжелых ботинках. Как ни странно, я прошел все три маршрута, хотя в начале мне это казалось абсолютно невозможным. Тренируем хождение в связках. Олик, ничего не объяснив, запустил нас по маршрутам, а сам начал бегать между связками и кричать (особенно на меня). В сочетании с градом, дождем и ветром это начинает меня злить, но я все-таки пытаюсь усвоить информацию, содержащуюся в крике инструктора.

Итоги занятий - всем «4» и «5», мне - «троечка», но с маршрута не снят никто.

Идем договариваться к пограничникам. Застава представляет собой деревянное строение, огороженное забором и колючей проволокой, в котором живут и охраняют границу собака и человек 10 погранцов.

Начальник заставы - Влад - мужик лет 35 -ти. Мы объяснили ситуацию, он нас выслушал и спросил, а почему же у нас ничего не булькает, хитро при этом улыбаясь. Мы, ответно улыбаясь, объяснили, что в лагере еще нет продуктов, поэтому можем дать только деньгами. От денег Влад отказался. Остаемся ему должны и благодарны.*

* Оба этих кратких прилагательных справедливы и по сей день, а точнее - останутся справедливыми навсегда, т.к. в свой следующий приход на заставу, Влада мы уже не застали.

День пятый 30.06

С утра завтракаем, стираем, сушим (благо погода позволяет), я даже немного побегал, чтобы согреться, потом помылся в небольшой запруде - здОрово! Распределяем в группе общак, укладываем рюкзаки и в 15.00 отправляемся на стоянки. Программа такова: снежно-ледовые занятия и восхождение на вершину Гумачи 1 б к.с.

Проходим заставу, идем вверх по ущелью, по камешкам, в общем, ничего сложного, хотя одышка наблюдается. Стоянки хорошие, с ветрозащитными стенками из камней, ровные.

Ну вот и она - горная болезнь. Я узнАю ее из тысячи. Мутит, делать ничего не хочется, подташнивает, есть невозможно. Больше всего раздражают вкрадчивые вопросы окружающих: «Ну как самочувствие?».

Но к вечеру вышеупомянутые симптомы начали исчезать, и я пожалел о несъеденных макаронах. Проиграв Роме 2 партии в нарды и поговорив с Ник.Ником (другом Олика, тоже инструктором, но постарше) о проблемах соотнесения эволюционизма и религии - около 23-х часов я стал стараться заснуть. Спалось плохо, мало.

День шестой 01.07

Подъем в 7.30, завтрак и выход на ледовые занятия. Инструктор показывает приемы хождения в кошках на ледовых обнажениях в различных ситуациях. Интересно. У меня, вроде все получается. Инструктор после успешного прохождения мной тренировочного двухметрового маршрута говорит: «Вон смотрите - Юра прошел, значит все должны пройти». После освоения основных приемов переходим к сложным занятиям в связках на почти вертикальном ледовом обнажении, с применением ледовых молотков, ледорубов, веревок, карабинов, ледобуров. Ну и кошек, конечно.

Работа шла так: Рома пошел вверх, цепляясь за лед молотком, ледорубом и кошками. Метра через три он вкручивает в лед ледобур (вися на самостраховке) и вщелкивается в него, идет дальше (я в это время страхую его внизу). Затем то же происходит и со вторым ледобуром. И, наконец, 3-й наверху. Теперь Рома страхует меня наверху через карабин, вщелкнутый в ледобур, а я повторяю его путь (без молотка, только с ледорубом и кошками). Страшновато, поскольку не верится, что можно удержаться на вертикальном льду, но, если техника правильная, и оборудование нормальное, то все возможно, даже пересилить страх. Поднявшись до ледобура, я должен встать на самостраховку и выщелкнуть основную веревку. Веревки все время норовят запутаться, плохо выдерживают нагрузку ноги. Дохожу до Ромы, немного отдыхаю и через «восьмерку» спускаюсь вниз (дюльфером). Это, кстати тоже страшно, хотя и несложно физически - нужно держать себя самому на «восьмерке», полностью откинувшись спиной вниз, отталкиваясь от стенки ногами. Рома меня подбадривает, говоря, что это совсем несложно. Рома, как всегда прав, и я спускаюсь на начало маршрута. Теперь Рома должен спускаться, выкручивая за собой ледобуры. Вроде все хорошо. Но теперь самое ужасное: инструктор требует повторить путь, но поменявшись ролями. Я, естественно, страшно пугаюсь (да и физически уже устал) и пытаюсь отговориться, но Рома непреклонен, он говорит: «Давай, Юрик», и я даю.

Странно, но сорвался я, несмотря на массу допущенных оплошностей, только один раз, да и то за полметра до окончания маршрута на спуске. Причем меня подвела веревка ледового молотка, с помощью которой я к нему крепился. Я стоял на самостраховке на молотке, ноги не выдержали, и по идее, я должен был повиснуть на молотке, но веревка не выдержала, и я упал вниз. Так и хочется вывести мораль: «Господа альпинисты, проверяйте оборудование перед маршрутом». К концу маршрута я был ужЕ выжат, но горд: я как мне кажется, вполне достойно прошел это испытание. Инструктора, кстати, говорят, что вообще-то на такие занятия новичков не допускают, но поскольку у нас ускоренная программа, то - ладно. После этого от гордости уже начинает распирать.

Возвращение в базовый лагерь. Погода отличная - ясно. Вокруг регулярно обрушиваются ледопады. Собака, которая пришла к нам из лагеря, носится как ненормальная. УЦ меня болит голова, но, в общем, самочувствие нормальное.

Остаток дня - отдых. Инструкторы рассказывают разные истории из своего богатого опыта, пермяки поют, я пишу, Саша (сын инструктора лет двенадцати) играет в карты с Эдиком и Антоном, собака спит прямо на снегу.

К пяти часам выясняется, что наша группа сильно промахнулась с продуктами, и еды не хватает, кроме того, видимо не хватит и газа на утро. В связи с этим Эдик заморачиваетя с костром

19.30. Зашел в палатку. Мне тепло, лицо явно обгорело - это чувствуется по жжению. Постоянно болит голова, несмотря на таблетки. А завтра восхождение, надо будет набрать метров 800. В связи с этим, конечно вспоминается прошлогодний акклиматизационный выход на перевал Ирик-чат, когда мой организм отказывался работать. Правда радует то, что по информации инструктора, подъем будет в основном по снегу, я не по сыпухам и скалам (с которыми у меня плохо складываются отношения). Как то я себя поведу? Буду стараться.

21.00 Температура в открытой палатке +13, «за бортом» - +7.

День седьмой 02.07

Встали в 5.00, позавтракали малым количеством подгоревших макарон с редкими волокнами тушенки и вышли в 5.30.

Идем по снежнику, потом начинаются довольно крутые ледовые склоны - идем в связках и в кошках. Нам с Ромой в наших кошках хорошо: они острые, а, кроме того, отлично работают наши самодельные антиподлипы - снег к подошвам не прилипает. Солнце еще не вышло, но уже довольно жарко. Идем не так, как мы раньше обычно ходили сами - ломили, и часто отдыхали - нет, инструктор ведет нас медленно и печально, а привалы крайне редки.

На привале на перевале (коряво звучит, но по-другому не скажешь) Гумачи (что-то около 3500м н.у.м), когда до вершины остается совсем немного мне сильно плохеет («горняшка» опять сказывается). Еще больше плохеет, когда я смотрю с перевала на подъем к вершине. Он крутой, весь в снегу. Я решаю сказать инструктору, что останусь здесь, на перевале и подожду группу. Но потом решил-таки не позориться (особенно после того, как инструктор вовсеуслышанье отругал своего сына за аналогичное желание, назвав его трусом).

С перевала - крутой подъем: тяжело, холодно и страшно. Затем перед сАмой вершиной - острый гребень, обрывающийся в обе стороны («психологический гребешок», как окрестил его сын инструктора) - самое неприятное место. Идем с «пионерской страховкой»: в случае, если один срывается на одну сторону, то второй прыгает на другую сторону гребня, уравновешивая сорвавшегося.

Вершина! 10.00. Инструктор вписывает наши фамилии и вкладывает в кассету, которую подберет следующая экспедиция. Собака Аля, кстати, поднялась с нами до вершины, хоть по дороге и упала в трещину, и Ник. Ник. ее вытаскивал. Удивительная собака - ела с утра наши подгоревшие макароны, бегала вокруг наших связок взад-вперед, напоминая героя сюжета старого «Ералаша» «Давай, Вася», облаивала ворон и бабочек (да - над снегом летали бабочки), и, в конце концов, поднялась с нами на вершину. На вершине очень ветрено, холодно (поскольку не двигаемся). Красивая панорама гор, в частности хорошо виден вожделенный Эльбрус. Есть сотовая связь.

Спуск - так же страшно, как и на подъеме, даже еще страшнее, т.к. смотришь вниз. Это сыграло плохую шутку с Сашей - он застремался на «психологическом грешке» и всем пришлось его ждать, застыв в неудобных позах, но - молодец, справился, пройдя гребень спиной вперед, смотря вверх.

Забыл отметить, нам очень повезло с погодой: на небе ни облачка, а на снегу хорошо формируются ступени. Вниз по склону спускаемся «великанскими шагами» - каждый шаг получается метра по 3. Конечно, гораздо быстрее, чем поднимались.

10.30. Снова привал на перевале. И дальше вниз.

Вниз, честно говоря, мне идти ничуть не легче, чем вверх - быстрее, но не легче -, т.к. сильно устали плохо тренированные ноги и тело с рюкзаком уже еле держат.

Снова ледовые лобики, и мы показываем нашу технику работы на ледовом спуске. Крутой снежный склон, и всем уже надоедает ходить, поэтому мы переворачиваемся на живот и съезжаем вниз, притормаживая ледорубом.

11.00. Привал. Сюрприз от инструктора: оказывается нам еще необходимо отработать технику самозадержания на снежном склоне. Т.е. надо лезть на крутой снежный склон, а потом съезжать вниз, стараясь не вызвать лавину и не покалечиться. Казалось, что на это сил уже не хватит, но нет пределов человеческому самоутверждению: все полезли, и я в том числе. При съезде вниз самое трудное - это сделать первое движение к падению, т.е. исключить ноги в качестве точек опоры, а потом еще все время хочется тормозить не только ледорубом, но и ногами, чего делать нельзя, во избежание травм головы. Мне полностью остановиться так и не удалось, только замедлить свой съезд.

Последний переход по снежно-ледовому склону в кошках и все - дальше 20 минут до базового лагеря.

В базовом лагере инструктор объявляет восхождение законченным, жмет всем руки, поздравляет.

Теперь еще надо собираться и идти вниз, в «Уллу-тау». Сборы тяжелы и медлительны - все очень устали.

Вниз еле плетусь - ноги передвигаю с большИм напряжением. Интересная деталь: иду вниз по склону сложнее и тяжелее, чем по ровнячкам.

Приходим на наше место в лагерь. Я сразу падаю на землю. Мне плохо, меня тошнит. Чуть позже приходит осознание: все!

Солнце, сосны, никакого снега, белочки, птички и муравьи, а главное - ровная, надежная поверхность под ногами. Появляется возможность к осмысленному передвижению, мы ставим палатку и развешиваем вещи на просушку.

Вечером ужин и даже горячий душ! Непередаваемые ощущения!

Местный начспас К.К.Зайцев угостил меня напитком собственного изготовления «Запор» (Зайцев - Порохня) - нечто вроде бальзама на горных травах, ледниковой воде и спирте - коньяк отдыхает.

Ночевка в палатке - без штанов и футболки.

День восьмой 03.07

Подъем, завтрак. Солнце. Сегодня у нашей группы день отдыха. Собственно, уже не «у нашей», поскольку дальше я с группой не пойду. Они идут на третий разряд и завтра уходят на три восхождения - 2А, 2Б и 2Б (Виатау по двум маршрутам и Чот-Чат). Вернутся они восьмого июля вечером, а может и позже - зависит от погоды, а у меня ужЕ восьмого поезд.

По словам Ромы, я излучаю спокойствие и уверенность, тогда как на восхождении от меня исходили волны раздражения и неуверенности. «Вот с таким бы тобой в горы ходить», - говорит мой товарищ. Рома снимает мультфильм о правилах использования ледоруба. В главных ролях - я и друг мой ледоруб.

Вечером перед ужином нам вручают удостоверения и значки «Альпинист России». Все очень торжественно и серьезно. В учебной части с одной стороны стола выстраиваемся мы - новоиспеченные альпинисты (бройлеры, как таких тут пренебрежительно называют многие), с другой стороны - умудренные опытом инструкторы. В центре стоит сам великий Порохня (начальник учебной части) и, вызывая нас по очереди, вручает книжечки и значки. На значке - Эльбрус и ледоруб.

Вроде, ерунда какая-то, а все-таки чертовски приятно.

Фотография на память. Ей-богу, плакать хочется.

Вечером читаю в учебной части «Четыре урока и Ленина» М. Шагинян. Интересная и нестандартная книга. Например, Шагинян на протяжении почти целой страницы выражает свое критическое мнение по поводу творчества Кафки - это в книге про Ленина 1964-го года издания.

День девятый 04.07

После завтрака Рома носится по всему лагерю, как угорелый, пытаясь решить проблемы с топливом.

Группа готовится к восхождениям. Для этого, помимо всего прочего, надо «выпуститься» у начспаса. Происходит нечто вроде экзамена на знание группой географии района восхождений и умения все правильно организовать. К.К. Зайцев как никогда колоритен и даже, по-моему, трезв.

В 15.00 группа уходит вместе с еще одной группой (у них базовый лагерь будет в том же месте), и только Рома все бегает по лагерю в поисках горючих жидкостей для своей универсальной горелки. Наконец, искомое плещется в бутылках, и я провожаю инструктора и Рому до крутого подъема, где сердечно с ними прощаюсь. Снова хочется плакать - просто катарсис какой-то.

Ночую в комнате инструктора с его любезного разрешения.

День десятый 05.07

Выход из лагеря в 8.30. С рюкзаком примерно килограмм 25 иду вниз по ущелью. Пока шел, успел упариться от жары, вымокнуть под ливнем, высохнуть и снова упариться. Через 2 часа я на подъемнике.

В пос. Верхний Баксан меня после получаса голосования подбирает балкарец Рустам и за 200 руб. довозит до Азау. Я быстро обедаю в кафешке и - на канатный подъемник

Сначала 2 раза (до 3000 - станция «Старый кругозор» - и 3500м н.у.м. - станция «Мир» - я проезжаю на маятниковом подъемнике (100руб), а затем, до станции Гара-баши ( 3750 м н.у.м.) на карусельном (50 руб.). И вот уже в 12 часов я на приюте «Бочки». Это, действительно, несколько больших бочек (в каждой помещается по шесть кроватей), Которые установлены на склоне Эльбруса, одни сутки стоят 360 руб. Есть электричество и газовая плита. Нет воды - только сам себе можешь натопить снега.

Погода отличная, и я сразу иду на акклиматизацию. В качестве акклиматизационного выхода думаю дойти до «Приюта 11-ти». Склон довольно пологий (правда, говорят, что выше все-таки крутоват).

Вот он - знаменитый погорелец - «Приют 11-ти». 4100 м н.у.м. Виден весь ГКХ - фантастически красиво.

Памятуя о прошлогоднем печальном опыте, когда я за несколько часов «взлетел» с 3800-от до 4300-от, а потом меня резко накрыло горной болезнью, я чутко прислушиваюсь к себе - все ли нормально? Пока вроде ничего, хотя, конечно, уши закладывает, и дышать трудновато.

Вообще, надо сказать, что еще в «Уллу-тау» я, планируя свою краткую экспедицию на Эльбрус, собственно взятие вершины планировал только при суперблагоприятных условиях, буде таковые сложатся. Обязательной же целью ставил себе дойти до скал Пастухова. (4800 м н.у.м.), чтобы перекрыть свое прошлогоднее высотное достижение - кратер Подкова (4600 м н.у.м.). Т.е. я планировал так: в первый день - акклиматизационный выход до «Приюта 11-ти», второй день - если будут а)хорошая погода, б)какая-либо группа восходителей, к которой можно будет примкнуть и в)отсутствие симптомов горной болезни у меня - выход вместе с группой на восхождение, а уж по ходу дела посмотреть на себя - идти до скал Пастухова или до вершины. Так вот, дойдя до «Приюта 11-ти», я понял, что силы есть, погода вроде неплохая, время еще не очень позднее (что-то около 14-ти часов) и пошел дальше вверх. Около 16-ти часов погода резко изменилась - тучи/туман, снег и град сменили стоявшую до этого ясную и солнечную погоду. Ну и ветер, конечно, какого в наших местах просто не бывает. Следы, которые я оставлял, быстро стало заносить снегом.

Мне встретился спускающийся с восхождения человек, который сказал, что от места, где я сейчас стою, до скал Пастухова метров 30, и, по такой погоде, не думаю ли я спускаться, ибо это самое разумное, что я могу сделать в создавшейся ситуации. В общем- то я и сам об этом подумывал (в конце концов, в плане на сегодня у меня был только «Приют 11-ти»). Вместе с этим человеком (я даже не помню как его имя) я спустился в «Бочки» и пожелал ему доброго пути (он пошел сразу на канатку). В «Бочках» я быстро перекусил.

17.30 - опять она, моя ненаглядная: голову ломит, тело ломит, тошнит, в глазах разноцветные круги, делать и даже думать ничего не хочется. Я даже не удивился. Хорошо, хоть поесть успел до ее прихода.

18.00. Погода стала еще хуже. Ветер, град и снег усилились, а к ним добавились молнии с громом, фигачащие с поразительной частотой. Если в прошлом году я говорил, что такую погоду видел только в фильмах про полярников и альпинистов, то теперь могу сказать, что такую погоду видел только в прошлом году. Правда тогда молнии и буран были раздельны. Теперь Эльбрус решил показать мне их вместе. После каждого удара грома моя миска, стоящая на тумбочке, мелко дребезжит.

От немцев, ночующих со мной в одной бочке, узнаю, что прогноз на завтра неутешительный. Поскольку установился западный ветер, погода еще ухудшится (хотя, казалось бы, куда уж ухудшаться).

Группы на восхождения прибудут только через 2 или 3 дня, да и то сначала они пойдут на акклиматизации. Сейчас в бочках живут только несколько горнолыжников (которым вершина до лампочки) и два немца - моих соседа, они пойдут на восхождение позже. В общем, учитывая все факторы - я один, погода дрянь, дорога незнакома, горная болезнь, цейтнот - мною принимается решение валить вниз к шашлыкам и минералке, как только заработает канатка. И если уж совсем честно, я не сильно огорчен.* 20.00 принимаю 5 таблеток «Темпалгина», дожидаюсь, когда боль немного утихнет, ложусь спать. Ужинать сил и желания нет, хотя возможность (кухня с газом и электричеством) есть.

День одиннадцатый 06.07

Спал я на удивление неплохо - проснулся в 6-00 с небольшой головной болью, Эх, наверное пожить бы мне еще денька 2-3 на «бочках» - глядишь - и акклиматизировался бы до состояния возможности подъема на вершину. Ну да чего уж теперь.

На кухне пью чай и узнаЮ, что прогноз плох настолько, что МЧС запретило выход выше Приюта 11-ти

Инструктора на кухне травят байки. Например: «Вот отмечали мы тут с одним человеком пятого мая праздник пол-литра (05.05.05), седьмого он ушел на восхождение, до сих пор не нашли».

Карусель включили в 10-30, и я ухожу вниз уже во второй раз, так и не увидев, как выглядит мир с вершины Минги-тау - горы, подобной тысяче гор.

От Азау до Терскола полчаса хода. Решаю остановиться в знакомом мне «Вольфраме»(430 руб./сутки). Шашлык и нарзан - вот моя программа на оставшиеся полдня.

*Сейчас, когда я печатаю эти строчки дома в Питере, через месяц после описываемых событий, я уже ОЧЕНЬ огорчен.

День двенадцатый 07.07

Утро, завтрак, сборы. За 50 руб. довозят до поляны нарзанов, где я в течение 3-х часов ем, пью и наслаждаюсь отдыхом. Напиток, приготовленный природой, несравненен, и я сильно подозреваю, что если бы не воспоминания о прошлогоднем наслаждении от употребления нарзанов, я в этом году мог бы и не поехать в Приэльбрусье. Нарзаны были сильным аргументом за поездку, и я в течение этих 3-х часов радуюсь тому, что не пренебрег им.

150 руб. до подъемника, где меня уже ждут Максим и Саша. Выясняется, что Максим забыл свои очки, и вместо того, чтобы ехать всем вместе в «Уллу-тау», они на той же машине, на которой я приехал, едут в Чегет, где есть магазин туристического снаряжения, а я остаюсь их ждать. Часам к 5-ти они приезжают, и мы отправляемся в «Уллу-тау». Машина - за троих - 500 руб. В 17-30 я снова, а Максим и Саша впервые в альплагере. Я знакомлю друзей с персоналом, напоминаю бухгалтеру о том, что она обещала оставить места для питерцев. Когда бухгалтер заканчивает подсчеты по суммарной стоимости (проживание + питание + инструктор), Максим меняется в лице и вкрадчиво спрашивает: «Это за двоих?». На что получает спокойный ответ бухгалтера: «С каждого». Мимика Максима очень выразительна. Но он мужественно отдает деньги (около 6,5 тыс. руб. за 10 дней).

Выйдя на улицу, Максим начинает подсчеты по всем пунктам, время от времени высказывая свои соображения по поводу дороговизны. От него исходит великое напряжение, смешанное с надеждой - надеждой, что сумму можно все-таки как-то уменьшить. На него больно смотреть, и с ним тяжело общаться. Все меняется, когда на вопрос о возможности перерасчета при изменении условий проживания, бухгалтер отвечает принципиальным согласием. Максим возвращается к жизни, становится весел и приятен в общении.

Вечером пьем прасковейское вино и вяжем альпинистские узлы. Я показываю фотографии и видеосъемки, снабжая их комментариями, они пытаются строить планы на будущее.

День тринадцатый 08.07

Утром - дыхательная гимнастика под руководством Максима. Потом проводы меня до родника. Снова идти эти же 12 км (хорошо, что меня хоть немного подразгрузили: часть снаряжения я отдал Саше и Максиму).

Идется тяжело, но на полпути меня подхватывает УАЗик из лагеря. В нем едут в Тырныауз за продуктами девченки-официантки. Они рассказывают мне о своем прошлогоднем опыте пребывания в Петербурге. Лейтмотив: город очень красивый, а люди очень злые (спросить дорогу можно только у пожилых, молодежь посылает).

Пересаживаюсь в машину Рустама. Прощай, «Уллу-тау». Обедаю в кафе в Тырныаузе за 250 руб. (шашлык, жал-баур, 2 хичина, салат, шорпа, мясной рулет, чай). Эх, такое бы кафе, да к нам в СПб.

Снова заезжаем в серную баню. Теперь я не только принимаю ванну, но и пью эту теплую противную воду. Говорят - очень полезно.

Памятуя о прошлогоднем печальном опыте (снятие с меня 300-т рублей за отсутствие регистрации), я никуда не хожу - смотрю телевизор в зале ожидания. Это занятие уже непривычно. Показывают взрывы в Лондоне.

19.30 Поезд - плацкарт - пытка бытом. Жарко, душно, противно, грязно.

День четырнадцатый

Парень моего примерно возраста с боковушки напротив, после двух полуторалитровок пива втирает моему соседу-корейцу: «Питер! - Это - Европа! А Москва - это Азия. Ты понял?». Кореец виновато улыбается. Он едет в Питер учиться.

В Лихой закупаюсь фруктами-ягодами. Цены за ведро, как у нас за килограмм.

День пятнадцатый

Поезд прибыл по расписанию в 14.40

 

Что запомнилось

Я - вполне дееспособная и самодостаточная единица. Когда меня припирает (т.е. когда надо решить какую-то проблему, а рядом нет Ромы, Наташи, Максима - гениев коммуникабельности)-, могу сам найти, договориться, убедить.

Появление новой самоидентификации в моей жизни. Меня, боящегося высоты, страдающего от горной болезни, подтягивающегося восемь раз, не умеющего вязать «заячьи уши», приняло, посчитало своим, сообщество альпинистов. Я официально и торжественно признан альпинистом.

В прошлом году десять дней шел по восточному склону Эльбруса, но так его, по сути, и не видел. С юга вид совсем другой - растиражированный на тысячах плакатов, этикеток, открыток, сувениров, значков - колоссальный двухвершинный снежный прыщ на, и без того, бугристом теле Кавказа.

Нарзаны из источника, по-моему, можно пить бесконечно. Нет вкуснее напитка.

Я могу преодолеть отвесный ледовый склон (метра три). Раньше мне казалось, что способностью передвижения по ледовым склонам обладают какие-то совсем уж особенные люди.

За какие-то два дня я усвоил множество принципиально новой для себя информации. Более того, кое чем из усвоенного успел воспользоваться. Теперь я понимаю (хотя бы в принципе) как люди умудряются проходить сложные альпинистские маршруты.

На входе в учебную часть висит своеобразный мартиролог - список альпинистов, погибших на восхождениях в 2003-м и 2004-м. Сделан очень сухо и лаконично в виде таблицы: ФИО, разряд, категория сложности, место гибели, коротко - как погиб. Получается что-то вроде «Оставь надежду всяк сюда входящий». Надо полагать, таблица будет иметь продолжение.

Несмотря на то, что наша группа была составлена из совершенно незнакомых друг другу людей, никаких трений не возникало (хотя поводов было предостаточно). Все оказались на редкость приличными людьми.

Отрицательных впечатлений гораздо меньше, чем в прошлом году. Это с неизбежностью значит, что впечатлений вообще меньше.


<
 
оглавление:
 
   
  советы новичкам:  
   
  горы с стихах, прозе и музыке:  
   
 спасработы и нс:  
   
     

наша база | люди и горы | горы и маршруты | фотогалереЯ  | услуги и цены | адрес  | форум  | карта сайта